Удивительные рассказы о рептилиях

Удивительные рассказы о рептилиях

Большинство людей боятся и ненавидят змей, считая их опасными врагами. Сотни легенд и историй создано о коварстве, злобе и жестокости этих существ. Может быть, поэтому встреча человека со змеёй почти всегда оканчивается трагически... для змеи.

Учёные считают, что возраст человечества - около миллиона лет. Змеи живут на земле более двадцати миллионов лет. Они обживали нашу планету ещё тогда, когда разум на ней только зарождался, и отлично приспособились к самым различным условиям существования.

Много врагов у змей, но самый страшный из них - человек.

Непрерывная и беспощадная борьба, которую издавна ведут люди со змеями, сильно сократила их количество, а в некоторых местах они и вовсе исчезли. “Они вредны”,- говорят люди и уничтожают ядовитых змей, неядовитых и даже безобидных ящериц.

А между тем, в природе нет ничего ненужного или вредного. Всё живое существует в тесной взаимосвязи; и когда мы говорим о “вредных” или “полезных” животных, речь идёт только об относительной пользе или вреде, которые приносят они человеку.

Северные народы заметили давно, что там, где были истреблены волки, поголовье оленей сокращалось, животные болели, вспыхивали эпидемии. В чём же дело? Оказалось, что волк, уничтожая больных и слабых оленей, служил замечательным санитаром для здоровых и помогал стаду расти и крепнуть.

Повыбили уссурийских тигров - непомерно расплодились дикие свиньи и стали настоящим бичом для сельского хозяйства Дальнего Востока.

Немалую роль в этом жизненном равновесии играют и змеи. Основная их пища - грызуны. Огромное количество этих полевых вредителей и переносчиков заразных болезней уничтожают именно змеи.

С древних времён люди знали о целебной силе змеиного яда. Недаром же медики избрали своей эмблемой змею, обвившуюся вокруг чаши.

Спорен вопрос, насколько змея опасна для человека. При соблюдении осторожности змея ничуть не опаснее льва, тигра, буйвола, носорога...

Многие считают внешность змеи отвратительной. Но присмотритесь к змеям. Сколько изящества и грации в их движениях. А расцветка! Некоторых представительниц змеиного царства можно без преувеличения назвать красавицами.

Древние греки богиню мудрости Афину изображали со змеей. Индусы объявили змею священным животным. Египетские фараоны украшали свои короны изображением змеи. Культ змеи широко развит в Индии, Центральной Америке, в Африке.

Учёных, посвятивших свою жизнь изучению змей, называют герпетологами. И хотя многие из них страдали и даже гибли от змеиных укусов, уничтожение змей они объявили преступлением.

Сейчас у нас, как и в ряде других стран, даже приняты строгие законы, запрещающие убивать змей; созданы змеиные заповедники и серпентарии - специальные питомники, - где сотни учёных наблюдают за змеями, изучают их, добывают яд.

Кобра

Целый день писать этюды под палящим южным солнцем - дело не лёгкое.

Вконец измучившись, я подыскал “комфортабельную” пещеру, прохладную и просторную, и решил немного отдохнуть.

Я удобно устроился на мягком песке, покрывавшем пол пещеры, и сразу же уснул.

Чистый горный воздух, шелковистый песочек и живительное солнечное тепло навеяли чудный сон.

Будто я плыву в тёплой прозрачной воде, словно лечу по воздуху.

Тихое течение быстро несёт меня куда-то.

Вдали виднеются города, леса, горы, но течение плавно влечёт меня в пустынную водную гладь.

Течение стало замедляться, и вскоре я замер на месте. Подо мной и надо мной - прозрачное безмолвие. Хорошо и спокойно.

И тут вдруг я чувствую, что начинаю погружаться в прозрачную бездну! Оказывается, течение уходит вглубь! Но мне не страшно: так всегда бывает, когда плывёшь по течению...

Я проснулся. Солнце только что село, и короткие южные сумерки заполнили голубым полумраком пещеру. Через полчаса станет совсем темно. Нужно было спешить! С сожалением я окинул взглядом уютную пещеру и направился к выходу...

Но я не успел перешагнуть порог, как снова лежал на мягком песочке - на этот раз не для отдыха, а спасая свою жизнь. У самого входа, в невысокой траве, неподвижно лежала довольно большая кобра, и её голова с раздутым капюшоном глядела в мою сторону. Хорошо ещё, что я вовремя её заметил!

От одной мысли, что могло бы случиться, если бы я наскочил на змею, мне стало зябко и неуютно.

Под руками у меня, кроме песка, ничего не было, а бросать в змею песком - только дразнить её. А этого мне совсем не хотелось. Я старался даже не смотреть на неё, чтобы не раздражать, надеясь, что змея успокоится и уползёт.

Лёгкий ветерок шевелил стебли травы, и казалось, что тело змеи движется, а её голова со зловещим капюшоном словно застыла в неподвижности.

Оставалось только ждать, когда ей надоест караулить меня. Легко сказать - ждать, когда начальник заставы строго приказал всем быть в лагере до захода солнца!

Словно в подтверждение моим грустным мыслям, снизу донеслись голоса. Товарищи, перекрывая шум потоков, звали меня хором. Я радостно заорал, но люди меня не слышали - то ли из-за шума реки, то ли из пещеры мой голос не долетал вниз. Все старания были напрасны, я только надсадил голос и стал хрипеть.

Вскоре совсем стемнело, и первые звёзды робко замигали на клочке небосклона, который я видел из пещеры.

Прозвучал выстрел, и горы озарились светом ракеты. Меня искали пограничники. За первой ракетой вспыхнула вторая... Дело принимало серьёзный оборот. Тогда, стиснув зубы, я решил дать проклятой змее бой. Будь что будет! Сняв тяжёлые башмаки, я стал ждать очередной ракеты.

Первый башмак просвистел мимо: от волнения дрогнула рука.

Я подполз ближе и, озаряемый светом ракет, запустил в кобру свой последний снаряд - второй башмак...

Напряжение было столь велико, что вначале я ничего не понял... Голова змеи исчезла внезапно, а вместо неё появилась светлая квадратная дощечка.

Я встал, растерянно протирая глаза.

Истошные крики товарищей, доносившиеся снизу, вернули меня к действительности. Мгновенно всё стало ясно.

Бессильно опустился я на песок и засмеялся тихим нервным смехом... В траве передо мной лежало чучело змеи, которое вчера вечером сделали наши ребята. Они-то, очевидно, и решили подшутить надо мной, пока я мирно спал.

Собрав свои вещи, я с удовольствием зашвырнул чучело вниз. Спускаться пришлось босиком.

Свои новенькие туристские башмаки я не нашёл и на следующий день. Пограничники сказали, что их, наверное, утащили шакалы, а товарищи обозвали меня чучелом гороховым.

„Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Но уже на следующий день весь кишлак знал, чем мы занимаемся, и к нам стали приходить местные ловцы со своими трофеями. Они, как правило, приносили нам ненужных змей: полозов, удавчиков, ужей; иногда - ядовитых, замученных и изувеченных. Но люди искренне хотели нам помочь, поэтому их подарки мы принимали с благодарностью и, по восточным обычаям, вели с гостями длинные, церемонные беседы. А змей потом выпускали в горах.

Люди относились к нам с уважением, считая опытными змееловами и учёными. Постепенно мы и сами свыклись с таким положением.

Однажды выдался очень жаркий день. Идти за змеями не было смысла: они боятся жары и надёжно прячутся в норах, щелях, пещерах.

Мы сидели в маленькой прихожей, удобно развалясь в соломенных креслах, и вели неторопливую беседу... Конечно же о змеях! Сыпались истории, услышанные от кого-то или пережитые самими рассказчиками, одна невероятнее другой.

Нашу беседу прервал мальчик лет пятнадцати. Он появился в дверях с большой коробкой, обвязанной бечевой.

Мальчик был хрупок на вид и мал ростом. Но вся его осанка и выражение лица были полны того достоинства, которое так характерно для местных горцев.

Он не спеша поставил коробку на пол и сказал, что принёс нам змей.

Один из нас громко вздохнул. Этот красноречивый вздох означал, что нам до чёртиков надоели все эти полозы, ужи, желтопузики, которые встречались здесь на каждом шагу.

Тем временем мальчик, не ожидая приглашений, быстро и уверенно развязал бечёвку и слегка приоткрыл крышку коробки.

Никто не обратил внимания на его жест. Однако в тот же миг знакомое шипение заставило всех нас насторожиться...

Из ящика показалась плоская треугольная голова гюрзы. Это было так неожиданно, что мы растерялись.

А мальчик был спокоен... Маленькой палочкой он ловко затолкал змею обратно в коробку и, закрыв крышку, сказал что сначала хотел бы показать нам кобру.

Мы вскочили, засыпали его вопросами: где, когда и как поймал он этих змей?.. Придерживая крышку коробки, он рассказывал, что нашёл змей в старом заброшенном саду, а берёт он их всегда только руками, и что там ещё много змей. Правда, самых больших он принёс нам.

На наших лицах появилось такое явное недоверие к его словам, что он быстро поставил коробку в угол и, открыв крышку, попросил отойти.

Вначале нам был не ясен смысл его действий. Но в следующий момент мы поняли не только его намерения, а и своё безрассудство. Гордый горец хотел показать нам, “опытным” змееловам, здесь, в тесной комнатушке, как он ловит змей. Для этого он и собрался выпустить их из коробки.

Змеи ещё не успели выползти, как мы уже вооружились всеми нашими приспособлениями для ловли. Мальчику мы тоже сунули в руки крючок на длинной палке.

Мы поскорее засадили обеих змей в специальные ящики, предварительно замерив их длину. Гюрза была почти двухметровая и толщиной в руку; кобра - несколько поменьше.

Занятые змеями, мы даже не заметили, как ушёл мальчик. У порога, прислонённый к стенке, стоял крючок для ловли, который ему дали.

Удав

В моей стандартной однокомнатной квартире на девятом этаже появился удав со звучным названием боа констриктор. Его на время поместил у меня знакомый артист цирка, так как в помещении, где удав содержался, был ремонт.

Огромная, красиво расцвеченная змея необычно и странно смотрелась на паркетном полу.

Удав, видимо, привык к людям и вёл себя спокойно и миролюбиво. Шурша чешуёй по лаку паркета, он обстоятельно исследовал своё новое пристанище. Раздвоенным языком “ощупал” все предметы со всех сторон.

Дольше всего он занимался шкафом. Забраться наверх и протиснуться под него было для удава пустяковым делом. А вот пролезть в узкую щель между шкафом и стеной стоило немалого труда. Но он с завидным упорством проделал и это, потратив несколько часов и ободрав обои.

Чтобы полностью ознакомиться с квартирой, ему понадобилось несколько дней.

Наконец он всё изучил и выбрал себе место, самое удобное с его точки зрения и самое неудобное с моей - на кухне под газовой плитой.

Там он и проводил большую часть времени, создавая серьёзные неудобства. Чтобы не обварить гостя, я должен был теперь внимательно следить за кипящими кастрюлями и чайниками. Всё же бедняга несколько раз пострадал от сбежавшего молока и кофе. Но он готов был нести любые лишения, лишь бы жить к теплу.

Столь покладистый и спокойный компаньон меня вполне устраивал. Ни еда, ни ласки, ни заботы ему не были нужны. Хозяин сказал, что накануне его покормили и теперь он мог две недели ничего не есть.

На меня удав не обращал внимания. Лишь когда я надоедал ему своим любопытством, он шипел, но без злобы, а больше для порядка.

Зная, что при комнатной температуре сытый удав не опасен, я смело брал его в руки, заглядывал в пасть, обматывал вокруг себя толстые кольца его тела и даже купал в тёплой ванне.

Так мы и жили в мире да согласии.

Через неделю я заметил в поведении моего гостя перемену. Он стал намного подвижнее, избегал моих прикосновений и проявлял большой интерес к голубям, садившимся на подоконники. Это заставило меня, несмотря на душную погоду, закрыть форточки.

Не зная, в чём дело, я подумал, что у змеи плохое настроение, оставил её в покое и не трогал.

Обычно я уходил из дому ненадолго, а теперь, чтобы удав немного успокоился, ушёл на целый день. Вернувшись вечером, я, к своему ужасу, не нашёл квартиранта!

На полу валялись осколки стекла, в окне зияла дыра. Я выскочил на балкон. Прямо подо мной, на восьмом этаже была открыта форточка - единственный путь беглеца!

Через секунду я уже звонил в дверь к нижним соседям на восьмом этаже.

В ответ на мой звонок из-за закрытой двери раздалось истошное кошачье мяуканье. Кошка выла дурным неестественным голосом, от которого по спине бегали мурашки.

Чем дольше я прислушивался, тем более жуткие картины рисовало моё воображение...

Попробовав дверь плечом и убедившись, что её так не высадить, я помчался к дворнику... Тот спокойно сказал, что видел интересующих меня жильцов часа два назад. Они, очевидно, пошли в театр или в концерт, потому что были разодетые. О змее я промолчал, а он не заметил моего волнения.

Немного успокоившись, я отправился наверх. Кошачий вой был слышен чуть ли не с первого этажа, но к злополучной квартире я больше не подходил. Я ждал возвращения хозяев. Ждал внизу, на улице, на лестничной площадке, ждал у себя дома, открыв дверь и внимательно прислушиваясь.

Было далеко за полночь, когда лифт остановился на восьмом этаже, и люди, весело разговаривая и звеня ключами, подошли к двери своей квартиры.

Я опрометью бросился вниз и в тот момент, когда дверь открылась, ворвался в квартиру, оттолкнув недоумевающих хозяев.

Если бы мои добрые нижние соседи, вместо того чтобы смотреть спектакль, весь вечер уничтожали посуду, и то они не смогли бы нанести больший ущерб своему хозяйству.

Пол в комнате был усеян осколками дорогих сервизов, варварски выброшенных из серванта, остатками шикарного светильника, хрустальных ваз, статуэток, зеркал...

На полированном шкафу, готовый к броску, лежал наш герой, а на серванте стояла взъерошенная жалкая кошка и выла нутряным охрипшим голосом.

Глядя на этот погром, я представил себе ясно всю сцену дикой охоты. Змея преследовала обезумевшую от страха кошку повсюду, а та, словно загнанная белка, прыгала куда глаза глядят.

Когда на следующий день я рассказал обо всём хозяину удава, он решил, что змею, наверное, недостаточно сытно накормили и в ней пробудились охотничьи инстинкты.

Возмещение убытков за разгром квартиры на восьмом этаже он благородно взял на себя.

Но что значил этот жест артиста в сравнении с благородством голодного боа констриктора, который помиловал меня и отправился на охоту к моим соседям!

Индийские гостьи

Моему другу повезло: знакомый режиссёр привёз ему в подарок из Индии, где он снимал фильм о животных, двух очковых змей.

Почему такой подарок, почему повезло? Да потому, что мой друг был герпетологом и страстным любителем змей, а ещё потому, что несколько лет назад, когда режиссёр делал фильм о животных и никто не хотел сниматься в кадре с кобрами, мой друг выручил его и снялся во всех кадрах со змеями.

И вот мы встречаем в аэропорту режиссёра, бережно ведём его к такси, осторожно несём чемоданы и маленький белый саквояж.

В одном из кабинетов зоологического института мы извлекли из саквояжа деревянный ящик с дырочками. В этом ящике кобры и были куплены у факиров - заклинателей змей.

Ящик поставили на пол, откинули крышку - и две золотистые змеи, как по команде, высоко подняли капюшоны, демонстрируя свои очки.

Режиссёр, набросив на них какую-то тряпку, спокойно взял одну, а затем и вторую. Большую, как более спокойную, он доверил нам. Такой красавицы-змеи мы никогда не видели. Я. даже не думал, что индийская кобра так красива!

Светло-золотистый тон на спине переходил в оливковый. Ровные крупные чешуи блестели, а глаза были почти с копейку. Длина змеи превышала два метра.

Далее режиссёр показал, как кормят своих “артисток” факиры. В раскрытую пасть змеи вставляют воронку и заливают болтушку из яиц и молока.

С удалёнными ядовитыми зубами кобры сами не берут пищу, поэтому их кормят искусственно.

Затем, держа змею хвостом вниз, нужно осторожно массировать её тело, чтобы гоголь-моголь не вылился обратно: змеям он, наверное, не очень нравится.

Всё это мы проделали и, поместив кобр в просторный террариум, оставили их в покое.

Утром в девять часов я был уже в институте. У дверей толпилось несколько сотрудников, любителей экзотики, желающих посмотреть на индийских гостий. Мой друг не спеша открыл тяжёлый навесной замок и пропустил всех любопытных вперёд. Он не любил восторженных возгласов и заранее морщился. Но было как-то необычно тихо...

Вдруг чей-то сдержанный тихий голос ясно произнёс:

- Ну, а где же вторая?

Расталкивая визитёров, мы бросились к террариуму. На полу валялись тяжёлые горшки с цветами, которые прижимали верхнее стекло. Внутри лежала лишь одна змея...

Тщательный обыск кабинета ни к чему не привёл.

Весть о сбежавшей змее мигом облетела весь институт. Слабонервные покинули опасную зону, а остальные с увлечением нам помогали.

Рабочий день целого института был сорван. Хозяин змеи получил выговор от директора. А кобры не было!

Тогда решили обратиться к помощи радио и прессы. Долго мы ломали головы, составляя объявление, в котором боялись называть вещи своими именами, чтобы не вызвать панику среди населения и не погубить змею.

Наконец туманное и обтекаемое объявление о пропавшей очень ценной и не очень опасной змее, похожей на кобру, прозвучало по радио и было напечатано в вечерней газете.

Медленно тянулись дни ожидания. Целыми сутками я дежурил у телефона в душном кабинете своего друга. Погода, как назло, стояла жаркая, голова распухла от телефонных разговоров. А долгожданного звонка всё не было.

Через неделю мы перестали надеяться на то, что кобра найдётся. У телефона я дежурил уже по инерции.

И вот однажды во время обеденного перерыва зазвонил телефон. Я снял трубку. Дребезжащий старческий голос вежливо предлагал забрать змею, о которой сообщали по радио.

Мы бросились по указанному адресу.

Квартира оказалась на первом этаже, причём дверь выходила прямо в небольшой закрытый дворик.

Нам открыл старичок в пенсне с седыми пышными усами. Он протянул нам дрожащую костлявую руку и, улыбнувшись, представился. Затем пригласил нас пройти в квартиру. В просторной пустоватой комнате из-за стола навстречу нам поднялась маленькая старушка с мягким добрым лицом. Она суетливо начала убирать своё вязанье. Наконец мы сели и, горя нетерпением, стали слушать стариковскую скороговорку, из которой почерпнули много сведений о детях хозяев, о погоде, о магазинах, а также узнали, что хозяин - большой любитель животных.

Мой друг начал нервничать. Да и у меня появилось сомнение, что эти пожилые люди могли поймать двухметровую змею.

Вдруг старичок вскочил, словно спохватившись, и сказал, что змея-то наша здесь!..

Затем он снова заговорил о том, что живут они одни и очень тоскуют; что их любимая собачка недавно издохла, а кошка убежала... А тут, неизвестно откуда, появилась змея. Они обрадовались, потому что когда-то у них жил большой ручной уж. Но загадочная гостья вот уже пятый день ничего не ест. Вначале ползала по квартире, а затем забилась за батарею и несколько дней не вылазит оттуда. И старичок показал в сторону окна, где под батареей парового отопления стоял целый ряд тарелочек, плошечек, мисочек, в которых было всё - от мяса до конфет.

Он подошёл к окну, стал на колени и заглянул в щель.

- Там она, там, - прошамкал старичок, засовывая руку в щель.

Достать кобру из её убежища оказалось не так-то просто. Засучив рукава, мы часа два распутывали кольца змеи и вытаскивали её оттуда сантиметр за сантиметром. Змея отчаянно сопротивлялась, шипела, вырывалась. Ей не хотелось расставаться с удобным прохладным местом. Но наш неистовый натиск победил, и кобра, уставшая от борьбы, словно плеть. повисла в моих руках.

Старичок на прощание пожал наши вымазанные мелом и пылью руки, а старушка, вздохнув, сказала:

- Мы думали - приживётся, а она не ест... Довольные, мы вернулись в институт и первым делом решили накормить свою беззубую беглянку.

Я бесцеремонно взял её за шею и открыл пасть. И вдруг у меня задрожали руки и всё тело покрылось испариной: в широко открытой темнеющей пасти блестели два крошечных смертоносных зуба.

Мой друг, искренне возмущённый, разразился бранью в адрес обманщиков факиров. Оказывается, они удалили змее ядовитые зубы два месяца назад, а не перед самым её путешествием, как утверждали. А у кобры есть запасные зубы, которые со временем заменяют удалённые.

Шутка с питоном

Проиллюстрировать любимую книгу - мечта каждого книжного художника. Но не всегда это удаётся. Мне же повезло. Нужно было сделать иллюстрации к любимой книге моего детства - замечательной сказке Редьярда Киплинга “Маугли”.

Для этого понадобилось нарисовать с натуры некоторых животных, в том числе и питона.

Я зашёл в зоопарк и объяснил своему старому приятелю, работающему в отделе пресмыкающихся, в чём дело.

К моему удивлению, он сразу же проводил меня к павильону змей и, открыв дверцу прямо к питону, предложил войти. Я подумал, что он шутит, и в нерешительности остановился. Но он рассмеялся и вошёл первый.

Пятиметровый тигровый питон лежал в дальнем углу и грелся на солнышке. Впервые я оказался лицом к лицу с гигантом змеиного племени.

Вид груды поблёскивающих колец змеи вызвал у меня лёгкий озноб. Но видя, что наше вторжение питон воспринял совершенно равнодушно, я взял себя в руки.

Проволочной сеткой мы отгородили угол, в котором я и. устроился рисовать.

Всё шло хорошо. И через несколько дней я работал уже без сетки.

Питон мало двигался и не обращал на меня внимания. Его равнодушие немного задевало моё самолюбие. Поэтому я иногда бросал в него мелкие камешки и тыкал прутиком, но это не меняло его отношения к моей персоне, он лишь туже сворачивался, подбирая кольца своего грузного тела.

Посетители, видевшие меня рядом с питоном, реагировали по-разному. Одни утверждали, что питон дохлый или больной, и бросали в мой адрес колкие замечания. Другие просили растормошить его. А одна маленькая девочка, указывая розовым пальчиком, спросила: “А змею дядями кормят?” А уж для фотолюбителей я был прямо находкой. То и дело они барабанили по стеклу и просили меня принять ту или иную позу.

Так мы с питоном и жили до осени. А когда похолодало, змей стали переносить в зимние помещения.

Моего натурщика доверили мне.

Я набросил ему на голову мешок, чтобы он не вздумал кусаться (ведь у питона масса острых зубов), и смело схватил его рукой за шею у самой головы. Другой рукой я крепко зажал хвост, чтоб не дать ему обвиться вокруг меня, и быстро затолкал беднягу в мешок.

Всё было просто.

Зимнее помещение, куда мы принесли питона, обогревалось несколькими рефлекторами, и температура здесь была не меньше тридцати градусов тепла.

О том, как ведут себя змеи при такой температуре, я узнал несколько позже. А тогда к спокойной гигантской змее я по привычке относился с некоторым пренебрежением. И мне захотелось подшутить над моим приятелем, попечителем змей.

Я знал, что питона недавно купили где-то за границей и дорого за него заплатили.

В общем, это было животное редкое и ценное. Вот я и решил спрятать питона и инсценировать его исчезновение. И снова полез к нему за решётку с мешком под мышкой.

В первую же секунду он атаковал меня, ударив головой по ногам. Пришлось защищаться от его бросков, подобно тореадору, с помощью мешка. Наконец питон впился в мешок, и мне удалось схватить его за шею. Не успел я разобраться, где хвост змеи, как почувствовал на свободной руке тяжесть плотного кольца. Попытался столкнуть его, но не тут-то было! Кольцо неумолимо сжималось...

Отогревшаяся змея была полна решимости наказать меня.

Моё положение было довольно смешным. С одной стороны, я нуждался в помощи, с другой, - не мог звать на помощь, так как боялся своим легкомысленным поступком подвести товарища, который доверил мне ценную змею.

До сих пор не понимаю, почему никто не пришёл на шум и грохот, который производили мы, барахтаясь в тесной клетке и переворачивая всё, что там было.

В конце концов мне как-то удалось сбросить петлю, зажав хвост ногами и сильно сдавив питону шею.

Я отбросил разъярённую змею и поспешно ретировался. А питон ещё долго шипел и бросался в мою сторону.

Растирая отёкшую руку, я оценил не только силу питона, но и своё легкомыслие.

Медянка

До утреннего сеанса кино оставалось ещё полчаса.

Я сидел в садике и читал газету. Там писали, что весенний паводок принёс много змей с верховьев Днепра, и просили жителей быть осторожными.

С недоумением я перечитал заметку ещё раз...

Вдруг на зеленеющем газоне что-то зашевелилось, я невольно оглянулся... и увидел змею. Она медленно сползла на асфальтовую дорожку и устремилась к проезжей части улицы.

Народа в этот час было на улицах совсем мало, и я оказался единственным, кто увидел живое подтверждение только что прочитанной статьи.

В изящной стройной змее легко было узнать безобидную медянку. Позабыв о кино, я не без труда поймал быструю змею и отнёс её в зоопарк.

Через два дня она исчезла из террариума, и вскоре о ней забыли.

Как-то один из служителей зоопарка с довольным видом рассказал мне, что в дупле старого каштана он замуровал змею.

Оказалось, что ему посетители сообщили о ядовитой гадине, которая скрылась в дупле. Он взял палку и поспешил к указанному дереву.

Когда в дупло сунули палку, оттуда раздалось шипение, показалась голова змеи и быстро опять скрылась. Больше она не появлялась. Тогда люди заложили дупло камнями и послали за цементом. Вскоре отверстие было тщательно заделано, а человечество “спасено” от “опасной” змеи, которая, по описаниям, была той самой сбежавшей медянкой.

Не говоря ни слова, я взял лом и отправился к заживо погребённой пленнице.

С трудом я выбил цемент. Бедная змея даже не пыталась бежать. Я взял её и, сопровождаемый зеваками, отнёс в павильон к змеям.

Через несколько дней беглянка совсем поправилась. Её красивое коричневатое тело вновь отливало металлическим блеском, движения стали ловкими и быстрыми. Рядом с ней ужи и гадюки казались неповоротливыми лентяями. Ведь по своей красоте и изяществу медянка - принцесса змеиного царства наших лесов.

А эта была особенно хороша!

Стремительная и находчивая, она не переставала доставлять нам хлопоты своими побегами. То заберётся в чей-то сапог, то в ящик с инструментами, то окажется в аквариуме с тритонами... А однажды её обнаружили в террариуме с гадюками. Она, очевидно, поняла, что попала в неподходящую компанию, и притаилась в углу, сжавшись в маленький комочек.

Для неё не существовало ни закрытых помещений, ни густых сеток, ни тщательно подогнанных стёкол. Всегда она находила лазейку или сама прокладывала себе путь на волю.

Наконец нам надоело возиться с неугомонной змеей, я отвёз её подальше в лес и выпустил.

Так она завоевала себе свободу неудержимым желанием освободиться.

Необычный лекарь

У нас в доме случилось несчастье - тяжело заболела четырёхлетняя Олечка. Длительная болезнь сделала её равнодушной и безучастной ко всему.

Взрослые по очереди дежурили у её кроватки, и каждый старался развлечь девочку на свой лад. Но ни сказки, ни песни, ни фокусы, ни рисунки не вызывали у Олечки никакого интереса.

Её высохшее бледное личико всегда оставалось серьёзным, а голубые глаза смотрели с грустным равнодушием на все наши ухищрения.

Я решил действовать иначе и стал приносить ей всяких животных. Кролики, белые мыши и морские свинки, птички и черепахи интересовали её лишь в том случае, когда поедали ненавистные лекарства или обеды.

А когда они отказывались есть и принимать вместо неё лекарства, она тихонько плакала от обиды и досады.

Белочка развеселила её больше, потому что, прыгая, опрокинула какую-то противную микстуру.

Однажды я принёс Олечке молодого ужонка. Он был совсем махонький и свободно помещался у неё на ладошке.

Олечка никогда не видела змей, а тем более не держала их в руках. Я думал, что ужонок не понравится ей. Но - ошибся.

Девочку заинтересовало это маленькое, слабое, безгласное существо. Она с улыбкой наблюдала, как змейка обвивалась вокруг её ручонок, как легко и быстро скрывалась в складках одеял. А когда ужонок выпил немного молока, - совсем пришла в восторг.

Олечка гладила ужонка, называя ласковыми именами, укрывала, чтобы не замёрз, и предлагала ему все свои лекарства по очереди. А вечером спрятала под подушку, и мне стоило большого труда убедить девочку, что утром я снова принесу ужонка и что сейчас ему нужно спать в своей кроватке, а под подушкой слишком тесно.

Утром, только проснувшись, Олечка попросила свою змейку. И весь день играла с ней, весело болтая и смеясь.

Вечером я принёс двух шикарных леопардовых полозов. Но большие красивые змеи не заинтересовали Олю. Её сердце принадлежало маленькому невзрачному ужонку.

Каждое утро она неизменно напоминала, чтобы я не забыл покормить и принести ужонка. А вечером с грустью отдавала его мне в террариум, где он жил вместе с двумя молодыми гадюками, которые принадлежали моему брату-зоологу.

Так прошла неделя.

Однажды ночью я проснулся от какого-то шума. Комната была слабо освещена лампочкой, подогревающей террариум. Я лежал и глядел в пространство. Вдруг большая тень медленно двинулась по светлому потолку. Я обернулся и увидел Олечку, склонённую над террариумом.

Худенькой ручкой она тянулась к своему любимцу, не обращая внимания на шипящих гадюк...

Я бросился к ней и подхватил на руки. Хорошо, что всё обошлось благополучно!

Об этом случае дома никто не узнал.

Гадюк я унёс на следующий день, а ужонок с тех пор жил в Олиной комнате, куда я поместил террариум.

Олечке стало заметно лучше. Вскоре она могла ухаживать за своим любимцем сама.

Возможно, эти-то заботы и вернули девочку к жизни. Она быстро поправилась.

А вот увлечение змеями осталось у неё на всю жизнь.

Змеелов

Трудная у них профессия. Трудная и опасная. Но интересная.

Об одном таком учёном мне рассказал ещё в детстве старый змеелов.

Он был зоологом, изучал змей. Им он посвятил свою жизнь. Учёный написал много книг о змеях. Его знали, ценили, уважали, но считали мечтателем. А он действительно был мечтателем. Он хотел поймать одну очень редкую змею. Много лет учёный ездил в экспедиции, ходил по горам, терпел лишения, рисковал жизнью, но змею эту не встретил ни разу. Его друзья говорили, что змеи нет, что она существует лишь в легендах и сказках. Но учёный верил в свою мечту.

Он уехал из города и поселился в горах, чтобы каждый день можно было посвятить поискам.

Однажды он зашёл в горы дальше обычного и в пустынном ущелье наконец встретил эту змею. Кроме записной книжки, у него с собой ничего не было. И учёный стал описывать и зарисовывать свою находку. Весь день неотступно следовал он за змеёй и вёл свои наблюдения. А когда змея скрылась в норе, то решил дождаться её, чтобы поймать.

Прошла ночь, а змея не появлялась.

Весь следующий день он сидел неподвижно, боясь спугнуть змею. Но она, вероятно, чувствовала присутствие человека и не выползала.

Снова настала ночь. Учёный очень устал, хотелось есть, пить, спать, но он сидел и ждал.

И только утром на третий день он дождался своего...

Человек и большая сильная змея долго боролись в предрассветных сумерках. Но человек победил.

Когда змея перестала сопротивляться, он пошёл, неся её в вытянутой руке.

Очень скоро измученный и ослабевший человек понял, что ему не донести свою ценную находку. Но он упрямо шёл вперёд и вперёд...

Наконец змея выскользнула из дрожащих пальцев человека, который был не в состоянии ни отскочить, ни быстро отдёрнуть руку.

Змея ударила его ядоносными зубами и уползла прочь.

Учёный посмотрел на две тонкие струйки крови и понял, что минуты его сочтены.

И он достал свою записную книжку и стал записывать всё, что с ним происходило, подробно и обстоятельно, пока был в сознании.


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Select language